Почему стыд и вина важны для психического здоровья

В своем инстаграм мы с читателями обсуждали тему стыда и вины, и в какой-то момент я поняла, что у всех свое представление, что это за чувства, чем они отличаются и к чему приводят. Поэтому я копнула поглубже, чтобы узнать, что наука говорит о них.

Прежде чем вы прочтете статью и ринетесь обвинять других в их проступках, чтобы «помочь», хочу напомнить, что многие не знают разницы между стыдом и виной, и мы можем ошибиться, «помогая» им и вместо этого навредить. Мы не можем залезть в голову к человеку и посмотреть, а что же он чувствует стыд или вину.

Еще добавлю, что чувство вины не единственный мотиватор, мы можем действовать и исправлять ситуации через более позитивные чувства, вроде благодарности и сострадания. Если вам ближе подход изменений через доброту, приходите на бесплатный воркшоп 20 апреля.

Что такое стыд и вина

Стыд и вина две самоосознанные эмоции, которые каждый из нас испытывает много раз на протяжении всей своей жизни.

Как правило, это отрицательные эмоции, которые заставляют плохо относиться к себе и могут иметь негативные последствия. При этом стыд и вина играют важную роль в просоциальной жизни.

В этой статье обсудим психологические теории об эмоциях, внутреннем и внешнем проживании стыда и вины и способы преодоления вины и стыда, чтобы избежать токсичного и негативного оценивание себя. Однако важно различать стыд и вину, поскольку это две похожие, но существенно разные эмоции.

Как избежать заблуждений: стыд против вины

Обе эмоции — и вина и стыд:

«Негативные аффективные состояния, возникающие в ответ на проступок или недостаток, и оба являются эмоциями самосознания, это означает, что саморефлексия имеет решающее значение для их возникновения»

(Tignor & Colvin, 2017).

Это объясняет, почему их часто путают. Плюс мы можем одновременно испытывать стыд и вину и это тоже мешает, понять их разницу.

Одна полезная общепринятая концепция различает эти два понятия, говоря, что «стыд – это о себе», в то время как «вина о том, что происходит в реальном мире — действия или бездействия, события, за которые человек несет ответственность» (Lewis, 1971).

Тот, кто чувствует себя виноватым, сожалеет о своем поведении, а тот, кто испытывает стыд, сожалеет о том, кем он является как личность. Иногда это называют «поведенческие различия» (Tignor & Colvin, 2017). Следуя этой логике, гораздо легче избавиться от чувства вины, чем от стыда, поскольку исправить плохое поведение легче, чем изменить себя.

Действительно, в одном обзоре, посвященном изучению нейронных коррелятов вины, стыда и смущения, было обнаружено, что нейронная база вины и стыда похожи, но все же различны, что указывает на то, что обе эмоции, хотя и имеют общие корни, фундаментально различны (Bastin et al. , 2016).

В целом эта статья будет придерживаться концепции стыда и вины (Lewis, 1971). То есть, когда человек плохо себя чувствует из-за того, кем он является как личность из-за плохого обращения с другими, он испытывает стыд. Когда человек плохо себя чувствует из-за своего поведения, он испытывает чувство вины. Хотя эта концепция является общепринятой, полезно обсудить некоторые другие теории о двух эмоциях.

Поведенческая психология и другие теории стыда и вины

Ранние концепции стыда и вины утверждали, что стыд — это публичный опыт (вызванный реакцией других), в то время как вина — это личное переживание (вызванное внутренним конфликтом из-за морали) (Ausubel, 1955).

Однако современные мыслители не придерживаются этой концепции, поскольку исследования показывают, что и стыд и вина испытываются публично и внутренне одинаково (Tangney et al., 1996).

Фактически концепция Льюиса (1971) противоречит идее стыда как публичного, а вины как личного чувства, поскольку он утверждает, что стыд направлен внутрь себя, а вина — вовне на поведение или действия.

Некоторые концепции стыда и вины считают их эмоциями «самообвинения» и утверждают, что они «помогают развивать и поддерживать межличностные отношения, потому что регулируют баланс между собственными побуждениями и потребностями и других людей». (Bastin et al. , 2016).

Это важный момент, поскольку он подчеркивает ценность чувства стыда и вины. В случаях, когда было совершено реальное нарушение, чувство стыда и вины является первым шагом к исправлению нанесенного ущерба.

Некоторые современные комментаторы утверждают, что существует два типа вины: «неадаптивная, невротическая вина» и «адаптивная, просоциальная вина» (Tignor & Colvin, 2017). Эти исследователи утверждают, что тип вины зависит от критериев измерения, и что в будущих исследованиях необходимо различать эти два типа вины.

Исследователи разделили вину на два списка. В первый входила вина, которую участники испытывали в прошлом. Во второй – гипотетическая вина, которую они могут испытать в будущем.

Это различие может объяснить, почему стыд обычно считается неадаптивным, в то время как вина не была четко установлена как адаптивная или неадаптивная.

Следуя логике этого исследования (которое требует дальнейшего изучения, по собственному признанию авторов), адаптивная вина — это вина, сфокусированная на правильных поступках в будущем, тогда как неадаптивная вина — это вина, сосредоточенная на прошлом.

В конце концов, стыд и вина — это социальные эмоции, которые призваны удерживать людей от эгоистичных действий. Однако, стыд обычно является неадаптивной эмоцией, тогда как вина — обычно адаптивной эмоцией. Это различие проявляется как во внутреннем, так и во внешнем выражении эмоций.

Как мы переживаем вину и стыд

В одном исследовании изучались психологические процессы, которые привели к тому, что чувство вины стало просоциальной эмоцией (Graton & Ric, 2017). Исследователи обнаружили, что чувство вины заставляет людей уделять больше внимания «исправительными стимулам», таким словам, как «помочь», «извиниться» и «исправить».

Важно отметить, что эти исследователи также обнаружили, что чувство вины побуждало участников проявлять желание к такому поведению.

Другими словами, чувство вины побуждает людей уделять больше внимания просоциальным, исправительным действиям, а также заставляет людей лучше относиться к этим действиям. Это может объяснить, почему чувство вины приводит людей к просоциальному поведению.

В другом исследовании изучалась просоциальная роль вины в моральных сравнениях (Zhang et al., 2017). Они обнаружили, что участники чувствовали себя виноватыми, когда их сравнивали с более нравственным людьми. Например, когда другой человек уступил место пожилому, а участник эксперимента – нет.

При этом чувство вины их побуждало действовать более нравственно в будущем. Эти результаты показывают, что чувство вины помогает людям поступать более нравственно.

Мета-анализ по стыду показал, что преобладающее мнение о том, что стыд всегда антиобщественен и ведет к избеганию, является неполным (Leach & Cidam, 2015). Он показал, что в ситуациях, когда нанесенный ущерб кажется непоправимым, стыд действительно ведет к избеганию и антиобщественному поведению. Однако, когда ущерб можно исправить, стыд может привести к тому же просоциальному и конструктивному поведению, что и чувство вины.

Другими словами, в ситуациях, когда ущерб можно поправить, чувство вины и стыда заставляют человека чувствовать себя плохо и побуждают его исправить ситуацию, чтобы почувствовать себя лучше.

Однако в более серьезных ситуациях, когда ущерб кажется неисправимым, чувство вины и стыда заставляют человека чувствовать себя плохо, но только чувство вины мотивирует человека исправить ущерб, если это возможно, в то время как стыд ведет к избеганию. Это указывает на то, что стыд столь же просоциальный, как и вина, в некоторых, но не во всех, ситуациях.

В общем, чувство вины и стыда — это реакция на причинённый вред. Разница в том, что чувство вины побуждает людей действовать более нравственно, чтобы уменьшить свою вину, в то время как стыд чаще всего, но не всегда просто заставляет чувствовать себя плохо.

Хотя стыд и вина переживаются по-разному психологически, они также по-разному выражаются в поведении.

К чему приводит стыд и вина

В одном исследовании изучалась реакция людей на чувства вины, стыда и гнева и были получены интересные результаты (Pivetti et al., 2016).

Они обнаружили, что люди, которые чувствовали стыд, чаще избегали зрительного контакта, чем люди, которые чувствовали себя виноватыми. Они также обнаружили, что люди, которые чувствовали вину, с чаще хотели исправить нанесенный ими ущерб, чем люди, которые чувствовали стыд. Эти и другие результаты привели исследователей к выводу, что:

«Стыд характеризуется желанием спрятаться и убежать, вина — желанием исправить».

Подобные результаты были обнаружены у детей в возрасте от двух лет. Детей заставляли поверить в то, что они сломали игрушку взрослого, и по поведению определяли, чувствует ли ребенок стыд или вину (Drummond et al., 2017).

Эти исследователи обнаружили, что дети, которые чувствовали стыд, вели себя антисоциально, отводя взгляд взрослого или пряча игрушку, в то время как дети, которые чувствовали вину, вели себя просоциально, быстро рассказывая взрослым то, что сделали, и пытались исправить игрушку, как могли.

Это показывает, что чувство вины и стыда функционально проявляются одинаково как у малышей, так и у взрослых. Фактически авторы утверждают, что:

«Вина может даже играть механистическую роль в развитии просоциального поведения, становясь ключевым аспектом детской совести».

В другом исследовании изучалась роль самоограничения у спортсменов (Hofseth et al., 2015). Самоограничение — это когда кто-то саботирует подготовку к важному выступлению, потом винит в результатах недостаточную подготовку.

Например, ученик нервничает из-за экзамена, который предстоит, и избегает подготовки к нему, так что, когда он получит плохую оценку, он может просто сказать себе, что это потому, что он не готовился к экзамену, и если бы он занимался, то отлично бы справились.

В исследовании по самоограничению было обнаружено, что у спортсменов, которые были склонны к стыду, больше шансов к такому поведению, в то время как те, кто был склонен к чувству вины, реже саботировали тренировки.

Еще одно исследование изучало взаимосвязь между виной, стыдом и употреблением алкоголя (Patock-Peckham et al., 2018). Авторы обнаружили, что люди, склонные к стыду, вероятней будут иметь проблемы с контролем употребления алкоголя, что заставляет их пить больше, в то время как люди, склонные к чувству вины, имеют больший контроль над алкоголем, и пьют меньше. Это также соответствует представлению о том, что стыд вызывает желание спрятаться и убежать.

В общем, вина выражается в поведении, ориентированном на исправление, в то время как стыд обычно выражается в поведении, ориентированном на бегство и уход. Эти поведенческие выражения помогают объяснить, почему вина обычно просоциальна, а стыд — нет. Однако независимо от того, чувствуете ли вы вину или стыд, есть способы преодолеть эти чувства. Подробно мы их разберем на бесплатном воркшопе 20 апреля. Переходите в телеграм чат.

Источник

Добавить комментарий